В Молдавии рассматривают возможность введения цензуры в Интернете

Условия перехода к президентской форме правления
Условия перехода к президентской форме правления
16.01.2018
изменение направления
Озабоченность по поводу возможности изменения курса
25.01.2018
В Молдавии пересматривают уровень доступа к Интернету
В Молдавии рассматривается законопроект, который предполагает чрезмерно жесткий контроль интернета и уже стал поводом для массовой критики со стороны гражданского общества и юристов.

Законопроект, получивший название «Big Brother», вносит поправки в национальное законодательство в области информационной безопасности, борьбы с киберпреступностью и преступлениями против детей в интернете. Сейчас он находится на рассмотрении парламента вместе с еще одним законопроектом, который касается правил проведения специальных розыскных мероприятий Службой информации и безопасности и предусматривает расширение ее полномочий. То есть это целый пакет поправок, которые вносятся в уголовно-процессуальный и уголовный кодексы, кодекс о правонарушениях, законы об электронных коммуникациях, о Службе информации и безопасности, о специальной розыскной деятельности, о предупреждении и борьбе с киберпреступностью.

Данную инициативу разработчики объясняют стремлением привести законы в соответствие с европейским правом. Речь идет, главным образом, о Конвенции Совета Европы о киберпреступности, Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации, директиве Европейского парламента о борьбе с сексуальным насилием в отношении детей. Государство рассчитывает получить более эффективные рычаги, чтобы обеспечить информационную безопасность и противостоять киберпреступности.

Но проект вышел из МВД и прошел через правительство абсолютно «сырым», оставляющим много юридических пробелов и вопросов. Никто не отрицает важность борьбы с террористической угрозой и преступлениями против детей, как и необходимость совершенствования законов в этой области. Но в Молдове вышли далеко за рамки этих целей, оставив в тексте множество лазеек, которые ведут к злоупотреблениям. Законопроект предполагает чрезмерно жесткий контроль интернета со стороны государства, неоправданно широкие и пространные полномочия правоохранительных органов в отношении расширенного перечня нарушений. Так, на одной чаше весов оказалось несопоставимое – нарушения авторского и смежных прав и преступления против несовершеннолетних в интернете.

Предложенные в законопроекте формулировки недостаточно точны и создают предпосылки для двоякой интерпретации. Некоторые нормы настолько резиновые, что под них при желании можно подвести почти любой случай. Неопределенность характеристик незаконного сетевого контента может способствовать государственной цензуре и создает предпосылки для нарушения прав человека. Наверное, самым ярким примером терминологической неопределенности в отношении того, что считается незаконным, является Китай, где законной можно считать практически любую фильтрацию контента.

Не проработано множество вопросов, в том числе о привлечении поставщиков услуг электронных коммуникаций к ответственности за нарушение новых правил. В европейских странах практикуется подход, при котором оператора можно наказать за размещенные с его помощью в интернете материалы только при наличии его вины (то есть в случае, если оператор знал о существовании нарушения прав). В директиве Евросоюза об электронной информации содержится запрет наложения на провайдеров обязательств по активному повседневному отслеживанию фактов незаконной деятельности интернете. В Молдове обязательства поставщиков услуг не определены до конца, и это может создать для них реальные препятствия. Кроме того, к ним могут быть неправомерно применены санкции.

«Big Brother» вызвал масштабную критику со стороны гражданского общества, поставщиков услуг электронных коммуникаций, СМИ, а также некоторых политических сил. С самого начала было ясно, что этот блок поправок нужно основательно пересмотреть, чтобы они отвечали международным требованиям и стандартам.

Законодательные изменения были разработаны и рассмотрены правительством в спешке, без какого-либо всестороннего анализа их необходимости с точки зрения вмешательства в основные права. В особенности, право на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнений. Авторы поправок также не учли прецедентное право Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), на рассмотрение которого неоднократно попадали подобные вопросы. Обошли вниманием и практику других стран, у которых есть опыт в этой области правового регулирования. Например, в проекте оказались нормы, связанные с хранением информации, которые в соседней Румынии были признаны неконституционными.

На данный момент нет универсальных международных механизмов, которые обязывали бы провайдеров услуг прекращать доступ к нелегальному контенту. Но Евросоюз и Совет Европы рекомендуют национальным властям воздерживаться без особой надобности от блокировки и фильтрации интернет-ресурсов. Они считаются сомнительным способом борьбы с нелегальным сетевым контентом, и еще менее эффективным как средство для защиты детей. Блокировка сайтов в целях обеспечения сетевой безопасности несовершеннолетних может привести к нарушению статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. По общему правилу ограничение доступа к контенту по требованию государства должно отвечать строгим критериям.

И здесь «Big Brother», в котором отсутствуют ясные основания для блокировки сайтов, формирует большие риски. Принятие поправок может обернуться новыми исками против Молдовы в Европейском суде по правам человека. Из постановлений ЕСПЧ следует, что ограничения, связанные с блокировкой доступа к интернету, должны соответствовать второй части статьи 10 Европейской конвенции. При этом должны быть установлены прозрачные процедуры и обеспечены надлежащие гарантии. В частности, ограничение должно быть необходимым и соразмерным, пользователи должны получать информацию о причинах ограничения. Эти гарантии должны также включать в себя возможность судебного возмещения.

Достичь равновесия между гражданскими свободами и проблемой противостояния киберпреступности вполне возможно, если следовать принципам открытости, прозрачности и подотчетности. Чтобы соблюсти баланс, в законе должны быть четкие и точные формулировки, правоохранительные органы должны работать более прозрачно с тем, чтобы пользователи и поставщики услуг были осведомлены о блокировке и ее причинах. Кроме того, пользователи и провайдеры контента должны получить возможности для обращения в суд по поводу любых соответствующих решений.

Принятие предлагаемого закона в существующем виде может привести к ситуации массового нарушения прав человека, со всеми вытекающими последствиями.

Добавить комментарий